Интернет: между анонимностью и безопасностью

29 Янв 2014 Опубликовано в категории Архив новостей

На днях я стал одним из соавторов антитеррористического пакета законопроектов. Тех самых поправок, которыми «продвинутые» СМИ и блогеры запугивают доверчивых «юзеров».

Такое паникерство не больше чем спекуляция на «непопулярной» теме. Известно, что во всех развитых зарубежных странах регулирование Интернета – это вопрос национальной безопасности. И никого это не смущает. А у нас что? К сожалению, мифы об Интернет-цензуре в нашей стране снова входят в антироссийскую повестку дня. Пора заканчивать с этой напускной анонимностью, допускающей безнаказанность киберпреступников!

Нередко под оберткой свободы в Сети скрывается противоправная деятельность – начиная от системы продажи детской порнографии и заканчивая каналами передачи данных для террористических и экстремистских организаций, источниками их зарубежного финансирования.

После скандалов с утечками Викиликс, разоблачений спецслужб Эдвардом Сноуденом у многих людей в мире поубавилось иллюзий. Люди поняли, что их смартфон, профили в социальных сетях, электронная почта, IP-адрес – это ценнейший ресурс, который, с одной стороны, может быть полезен для обеспечения коллективной безопасности, но, с другой стороны, в какой-то степени затрагивает персональные данные. Приходится делать выбор. Мифическая анонимность в Сети, которую сейчас восхваляют поборники Интернета, имеет мало общего с конституционными правами и свободами. Сознательные граждане ценят коллективную безопасность как гарантию своей личной свободы.

Чем отличается контроль от регулирования в  Интернете? По этому вопросу нет единой позиции ни в экспертных, ни в политических кругах, и в настоящее время ведется активная дискуссия по выработке принципов сотрудничества государств в области Интернет-безопасности.

Сегодня на площадке Парламентской Ассамблеи Совета Европы я в составе российской делегации буду участвовать в обсуждении интереснейшей резолюции о влиянии новых информационных технологий на демократию. В ней отмечается, что Интернет стал неотъемлемой частью современной демократии. Политические институты должны учитывать изобилие форм гражданского участия посредством Сети. Однако, необходимо подчеркнуть, что глобальная миссия Интернета должна быть миротворческой, а не становиться источником новых конфликтов и дестабилизации политических режимов.

Граждане суверенных государств в Интернете вправе через формирование общественного мнения выражать позицию по любым волнующим их вопросам, но делать это открытыми, прозрачными, кооптированными в традиционные институты демократии способами. И не при помощи армии ботов, троллей и проплаченных блогов, которые технологически вбрасывают информацию в Сеть, а затем выдают за глас народа.

Возвращаясь к внесенному депутатами всех парламентских фракций во главе с Ириной Яровой пакету поправок, следует отметить следующее. Все понимают, что для эффективной борьбы с терроризмом важна любая крупица информации, зацепка, чтобы узнать о планах террористов и уничтожить их до того, как они доведут задуманное до конца…

Поэтому предлагается снизить риски использования неперсонифицированных электронных переводов для финансирования терроризма и легализации доходов, полученных преступных путем.

Необходимо привлекать физические и юридические лица к работе правоохранительных органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Для этого им может понадобиться информацию о действиях пользователя по обмену данными за последние полгода. Позвольте, это гражданский долг помочь в поимке тех самых террористов и преступников, которые переодеваются для совершения теракта в одежду «хипстера», чтобы не привлекать к себе внимания.

В России 50 миллионов человек пользуются Интернетом как минимум один раз в сутки. Кому и для чего нужна полная анонимность в Интернете? Не думаю, что таких анонимусов наберется больше 1%. А коллективная безопасность нужна всем. Это и есть демократия. Уверен, что предлагаемые законодательные инициативы найдут понимание и отклик в обществе и после широкого обсуждения будут приняты до конца весенней сессии Государственной Думы.