Бизнес ONLINE: Татарстан разрабатывает поправки в закон для спасения исторической застройки

29 Мар 2017 Опубликовано в категории Архив новостей

ERO_1229Казань планирует ввести в законодательство России понятие исторической застройки для сохранения объектов, формирующих ценную историческую среду. О такой инициативе стало известно вчера на круглом столе «Исторические здания как объект права», прошедшем в исполкоме города. Дополнить предлагается ФЗ-73 «Об охране объектов культурного наследия народов РФ». Участникам круглого стола — а были депутат Госдумы Александр Сидякин, замминистра культуры РТ Светлана Персова, помощник президента РТ Олеся Балтусова, главный архитектор Казани Татьяна Прокофьева, представители городов, чьи районы стали историческими поселениями — предложили определиться с термином исторической застройки? С какого периода объект считать исторической застройкой? Что является основанием для включения (и исключения) в список исторической застройки? Что, наконец, запрещается делать с таким объектом и как содержать?


В Казани принято несколько документов, защищающих самобытные, исторические памятники и строения — ПЗО Казани, ПЗО Кремля, центр города определен историческим поселением, пояснила Прокофьева. В границах действия этих документов можно быть относительно спокойным. Но как быть с теми объектами, которые не попадают под очерченные границы и не защищены никакими официальными бумагами? Законодательные ресурсы по охране объектов в Казани исчерпаны, и необходимо вносить корректировки уже в само законодательство.

Персова сначала напомнила, что в Татарстане статус исторических поселений присвоен 13 городам республики (11 республиканского и 2 федерального значения — Елабуга и Чистополь). Историческим поселением стал и центр Казани. В ближайшее время статус исторических поселений могут получить Лаишево и Тетюши. А затем замминистра культуры РТ сообщила, что в 12 районах был проведен опрос специалистов, которые проголосовали за введение в законодательство термина «историческая застройка».

Дальше предлагать поправки в законодательство будут через Сидякина, главную республиканскую движущую силу на законодательном уровне.

Светлана ПерсоваСветлана Персова

«НО НЕ ВСЕГДА И НЕ ВЕЗДЕ СОБСТВЕННИКИ ЗЕМЕЛЬНЫХ УЧАСТКОВ ИДУТ НАВСТРЕЧУ ВЛАСТЯМ»

Он, кстати, уже предлагал министру культуры России Владимиру Мединскому поддержать «предложение законодательного определения понятия исторической застройки как самостоятельного объекта права», — соответствующее письмо министру было направлено 13 февраля. В письме депутат указывает, что чуть не была потеряна Старо-Татарская слобода, но ее удалось сохранить только благодаря политической воле Рустама Минниханова и Ильсура Метшина, которые договорились с собственниками земельных участков воссоздать исторические здания, которые не охранялись государством.

Добавим, что в Казани такие поправки позволили бы сохранить Октябрьский городок, или из-за сноса пожарной каланчи в Адмиралтейской слободе не пришлось бы защитникам старины поднимать шум, успели в последний момент. Таких объектов — не памятников, но по-своему ценных — в Казани достаточно: есть дома в Соцгороде, по ул. Декабристов, интересные объекты в Дербышках.

«Но не всегда и не везде собственники земельных участков идут навстречу властям, — продолжает Сидякин в письме к Мединскому. — Порой необходим и административный ресурс воздействия, а искусственное наложение ограничений в градостроительной политике ведет только к охлаждению инвестиционного климата», — сказано в письме. Кроме того, как сохранять историческую застройку вне границ исторического поселения, непонятно — «сам факт наличий возможности существования исторической застройки вне границ исторического поселения законодателем не предусмотрен, что отрывает ФЗ-73 от действительности».

По мнению Сидякина, введение в нормативно-правовую базу определения исторической застройки дало бы возможность органам власти «в выборе наиболее подходящего инструмента для сохранения данной категории объектов». Правда, на круглом столе он пояснил, что требования для таких зданий могут быть более мягкие по сравнению с требованиями к зданиям-памятникам.

Ответ из министерства был оперативен, но не столь благоприятен: имеющееся законодательство в полной мере защищает ценную градоформирующую застройку, и смысла вводить еще один термин нет. Впрочем, Сидякин заявил, что этот ответ «предварительный», а исходя из его опыта чиновники по умолчанию не хотят ничего менять, и ответы о том, что все устраивает, присылают на любые предложения. Словом, будут «пробивать».

Александр Сидякин и Рустам НигматуллинАлександр Сидякин и Рустам Нигматуллин

ВМЕСТО ТЕРМИНА «ИСТОРИЧЕСКАЯ ЗАСТРОЙКА» ИСПОЛЬЗОВАТЬ ПОНЯТИЕ «ГОРОДСКОЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ЛАНДШАФТ»

«Проблема актуальна для всех городов нашей страны», — подтвердила Балтусова. На завершившемся на днях в Вологде съезде градозащитных организаций эта тема стала самой больной (в прошлом году съезд проходил в Казани, и тема тоже была в первых рядах). Помощник президента рассказала, что по итогам встречи участники выработали резолюцию, предлагающую разработать и включить в ФЗ статью «Об исторически ценных градоформирующих объектах», которая бы прописывала требования к их сохранению. Среди обязательных требований — невозможность сноса, изменения их габаритов и внешнего вида. Резолюция эта по итогам встречи будет направлена в минкульт РФ.

Сегодня дома исторической застройки могут спасать сами жители «и их сочувствующие», самостоятельно восстанавливая фасады, добавила Балтусова. Для этого существует волонтерский «Том Сойер Фест», который недавно прошел в Казани и благодаря которому удалось отремонтировать несколько домов на улицах Волкова и Ульянова. «Это движение, которое сейчас распространилось на несколько городов и в любом городе вызывает огромный отклик жителей», — поделилась помощник президента.

«Среда во всех городах примерно в одинаковом состоянии, но в разном количестве. В Казани, например, в предмете охраны исторического поселения 433 объекта. В Самаре насчитывается до 1,5 тысяч. В Нижнем Новгороде и Вологде цифры тоже достаточно серьезные», — продолжила Балтусова. Но это не исторические поселения, отметила она, добавив, что впервые на таком уровне обсуждается сохранение не памятников, а исторической среды. И вопрос стоит ребром.

Скорректировать термин предложил проректор по науке Казанского госуниверситета культуры Рафаэль Валеев и вместо термина «историческая застройка» использовать понятие «городской исторический ландшафт». Именно к такой формулировке пришли в ЮНЕСКО и ЭКОМОС, обсуждая с 2005 года проблему исторической среды. «Городской исторический ландшафт — это иная концепция, она включает в себя понятия «окружение» и «дух места», — продолжил Валеев. И формируется термин не только из материальных вещей: значение имеют воспоминания, ценности, запахи, цвета — все то, что определяет ценность места, чем Казань отличается от Питера или Москвы. Многие на круглом столе согласились, что такая формулировка может быть точнее.

Татьяна ПрокофьеваТатьяна Прокофьева

«ГОРОД, КОТОРЫЙ НЕ РАЗВИВАЕТСЯ, СТАГНИРУЕТ И УМИРАЕТ»

Впрочем, идиллии мнений за круглом столом не было. Не перебарщивать с охраной призвал советник министра строительства РТ Николай Васильев. Город, который не развивается, стагнирует и умирает — об этом стоит вспоминать каждый раз, когда возникает желание спасти отдельный объект. «Вот интересные объекты, которые с помощью „Том Сойер Феста“ удалось восстановить… А вы попробуйте обойти их вокруг. Какая же это среда? Это два фасадика. А жителям как там жить?» — поинтересовался он, обращаясь к Балтусовой. Каждому времени соответствует своя среда и образ жизни. Сохранять старые дома — значит, заставлять жителей этих домов жить по-старому. Мало того, что это некомфортно, так это еще и приведет к стагнации самой территории. Для примера Васильев привел Европу, где приезжающим туристам показывают красивые фасадики, но… «Внутри это колоссально изменившаяся инфраструктура, приспособленная под современные требования! И если мы не находим нормальной схемы включения объекта, который не только мы, но и сами горожане считают ценным, он умрет и потянет за собой стагнацию окружающей среды», — резюмировал он и привел в пример европейские города, для которых сегодня характерна глубокая реконструкция. Исторические здания там логично вплетены в окружающую среду — в них живут люди, и при этом они адаптированы для жизни высокого качества. «А мы имитацией какого-то наличника пытаемся говорить о том, что мы что-то сохраняем», — констатировал Васильев. Для решения этого вопроса городу необходимо подключать к развитию инфраструктуры деньги инвесторов, предложил он.

Другой важный момент, на который предложил обращать внимание Васильев, — достаточный ли в том или ином месте ритм жизни для сохранения старой застройки. «Нельзя же сохранять все время именем слободы те же остатки. Мы освобождали Кремль от прилегающей застройки и сделали ошибки?» — поинтересовался советник министра, заметив, что сформированный ландшафт помог показать изюминку исторического развития. Он добавил, что были и успешные примеры преобразования старинных зданий — здание Академии наук РТ, Дом офицеров. Смогли ли бы их преобразить, если бы был принят закон об исторической застройке?

Как быть? Нужен комплексный подход, а не «литературный». Советник министра раскритиковал Градостроительный кодекс, последняя редакция которого состоялась в 2004 году. Он, по словам эксперта, был основан на американской системе градорегулирования и сегодня явно потерял актуальность и связь с российской действительностью. «Говорить о законодательстве надо в том плане, чтобы вернуть законодательный механизм градорегулирования, который позволяет городу и его управлению разбираться со всеми вопросами. А не смотреть каждый раз на президента — хватит ли у него политической воли угомонить жадного застройщика», — резюмировал он.

Из-за отсутствия комплексного видения появляются такие проекты, как ЖК «Барселона», покритиковал советник министра недавно возведенные по проекту испанца Хосе Асебильо башни переменной высоты. А вот застройку холма на улице Вишневского, которую в начале марта обсудили в BFFT.space, Васильев назвал вполне правильным направлением, приветствуя комплексный подход, к которому приходят с помощью чутья. «Это та тема, которую надо поднимать и на градостроительном уровне, и на уровне специалистов в думе, потому что защищать все путем охраны и наращивания перечня объектов вместо системного подхода очень не хотелось бы», — подытожил эксперт.

Николай ВасильевНиколай Васильев

«РЕГЛАМЕНТЫ — ЭТО ХОРОШО, НО ВОТ ЕСТЬ ПОЖИЛЫЕ ЛЮДИ»

Задуматься «не только о регламентах» предложил главный архитектор Чистополя Айрат Галимов. Он довольно просто объяснил проблему: в исторической части Чистополя живут пожилые люди в своих маленьких домиках, и после присвоения статуса исторического поселения они не могут сделать пристрой к своему собственному небольшому домику. То есть могут, но вся процедура согласования будет такой дорогостоящей, что оплатить ее не хватит денег, даже если продать сам дом. «И количество таких людей увеличивается», — заявил он.

Подводя итог встречи, первый вице-мэр Казани Рустам Нигматуллин предложил не забывать: «На бумаге все красиво, а в домах живут люди, они вопросы поднимут — садик нужен, гараж построить. Сохранение фасадов — это очень хорошая практика, чтобы, приезжая в Казань, ты понимал, что ты в Казани, приезжая в Москву, понимал, что ты в Москве. В то же время есть интересы конкретного человека, и их тоже необходимо учитывать. Здание стоит, а жизнь продолжается», — резюмировал он.


Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/341386