Новые известия: Александр Сидякин: «С мусором у нас всё получится»

16 Апр 2018 Опубликовано в категории Архив новостей

IMG_3536На вопросы «Новых Известий» отвечает первый заместитель председателя комитета Госдумы по жилищной политике и ЖКХ Александр Сидякин.

— Вокруг мусорной реформы в России сплошной туман, совершенно непонятно она началась, идёт, или уже провалилась?

— Никакого тумана. Реформа началась с 2015 года, когда ФЗ-458 были внесены изменения в законодательство об отходах производства и потребления. Цель — создать высокотехнологичную коммунальную отрасль обращения с отходами.

В конце Года экологии сроки перехода на новые правила были в первый и последний раз продлены, и сейчас мы находимся на завершающем этапе — до 1 января 2019 года регионы должны перейти на единые схемы обращения с коммунальными отходами, установить тарифы.

Давать оценку — провалилась реформа, или оказалась успешной, — преждевременно. Мы, образно говоря, в раздевалке перед забегом на долгую дистанцию. Хотя тот мусор, который мы выбрасываем, всего 2% от общего объёма отходов, но это не только вопрос ЖКХ, но и экологической безопасности. Есть такая меткая фраза, что магазины, по сути, продают только две вещи — пакеты для мусора и мусор для пакетов. Происходит коренной сдвиг в отношении к проблеме отходов потребления. Экологическая открытость становится важнейшей ценностью.

Раньше граждане обращали внимание только на то, вовремя ли забирают содержимое бака со двора или нет. Теперь всех интересует — куда мусоровоз это всё отвозит. Компания получала деньги только за сам факт вывоза — никто не контролировал класс опасности, процветал чёрный нал, отсутствовала экономическая мотивация привоза мусора в конкретное место — из-за этого возникали как грибы после дождя несанкционированные свалки. В новой системе компания будет получать деньги не за вывоз мусора, а за то куда она его привезла.

— Из ваших публичных высказываний известно, что вы с сомнением относились к тому, что граждане захотят разделять свой бытовой мусор на разные части. Есть такие примеры сопротивления? И что, по-вашему, надо делать, чтобы приучить людей к цивилизованным отношениям с отходами жизнедеятельности? Как их стимулировать? И кто это должен делать?

— Многие думают, что цель реформы — это раздельный сбор и начинают с него. Им надо реформу заканчивать. Сортировка очень важна для воспитания культуры обращения с отходами, но не менее важно создать экономические условия для перерабатывающих заводов. Пока что у нас в переработку идёт только 15% отходов — это, в том числе, автомобильные покрышки, стекло, бумага, пластиковые бутылки и крышки от них. В странах, где повсеместно внедрён раздельный сбор мусора, переработка составляет более 90%. Что касается стимулирования, то для домохозяйств, установивших раздельные контейнеры для складирования мусора, нужно устанавливать льготный тариф. Но говорить об обязательности пока рано.

— Вопрос о мусоросжигательных и мусороперерабатывающих заводах. Люди протестуют против тех и других, опасаясь вредных последствий для своего здоровья и окружающей среды. Строительство тех и других заводов откладывается.

— Мусор — это политика. Посмотрите хотя бы на бунты коммунальщиков в Париже или Неаполе. Поэтому все страны через это проходят, и наша не исключение. Нельзя сбрасывать со счетов и интересантов сохранения непрозрачности в отрасли, которые могут чинить неприятности властям, разогревая протестные настроения. И здесь важна экологическая открытость. Самая большая проблема — что с людьми до недавних пор никто на эту тему предпочитал не разговаривать. Зачастую отсутствует информация о предельных выбросах с предприятий, о том какие есть объемы по складированию отходов, когда будет их рекультивация. Отсюда порождаются домыслы. Хотя основная альтернатива гниению мусора на свалках — его термическая обработка, но есть и другие технологии.

Понятно, что степень актуальности проблемы для субъектов Российской Федерации разная. Территории в стране большие. Но, как выяснилось, места не так уж и много — куда не повезешь мусор, везде тесновато, даже во взаимодействии с соседними субъектами Москвы и Подмосковья. Хотя в Нижегородской области построили и торжественно открыли мусоросжигающий завод. Или вот в Татарстане, регионе, который я представляю в Госдуме, собираются построить мусоросжигательный завод рядом с Казанью. Началась подниматься волна протеста, и к местным жителям приехал мэр и в открытую стал общаться, сформировал инициативную группу из активистов. Это единственно правильный выход из ситуации — садиться и разговаривать.

В Европе заводы построены по безопасным технологиям, имеют мощную систему фильтрации и грамотно эксплуатируются. Наши страхи от того, что нам обязательно построят «не так» — где-то сэкономят, где-то не уследят, где-то затолкают в топку то, что гореть не должно. По сути это вопрос ответственности, профессионализма и контроля. У нас почему-то непринято себе доверять — если в Швеции технологии работают, то и у нас будут.

Переход к глубокой переработке вторсырья это неизбежный путь, если мы не хотим видеть наших города в горах мусора, как в Неаполе. При этом низкая рентабельность не должна быть определяющим фактором, чтобы возле крупных административных центров мусор перерабатывали, а в отдаленных районах просто сваливали в кучу, везде живут люди и нужны единые критерии экологического надзора, не должно быть на карте региона «серых зон».

— Операторы мусорной реформы. Расскажите, пожалуйста, что это такое, зачем они нужны и как будут выбираться-назначаться?

— Они нужны в качестве механизма для регулирования государством сферы обращения с отходами. Они должны работать по утвержденной схеме по вывозу, транспортировке, переработке и последующей утилизации коммунальных отходов. Например, в Москве сейчас действует пять разных тарифов, 8 млн. тонн вывозится. Вывоз одного контейнера, условно кубического метра, стоит порядка 700 рублей. В настоящее время 91 оператор определен в 55 субъектах, т.е. в рамках одного региона есть несколько операторов по размещению отходов. У оставшихся регионов есть время до 31 декабря этого года. Терсхемы утверждают, оспаривают, пересматривают — это нормальный процесс повышения качества, учитывая что раньше этим вообще никто не занимался.

— Закон об утилизации отходов, принятый еще в 2015 году, предполагал, что исчезнут грязные свалки, появится раздельный сбор мусора, современные заводы по переработке… Где все это? Опять на местах проигнорировали?

— Есть перечень поручений президента, — которые он дал в ноябре года экологии, — в сфере регулирования обращения с отходами. В нем прописаны основные пробелы законодательства, которые нужно устранить. Главное, конечно, — отсутствие экологической открытости. Нам предстоит создать единую систему учета отходов, обеспечить прозрачное размещение информации о вывозе, переработке, утилизации отходов. К сожалению, за Министерством природы есть несколько долгов по разработке нормативной документации в этой части.

Кроме того, есть важный экономический аспект реформы. В тарифе на ТКО есть несколько составляющих, в том числе компенсационная плата за негативное воздействие на окружающую среду (НВОС), которая взимается с операторов за размещение твердых коммунальных отходов. Это где-то 663 рубля за тонну. Мы подняли проблему, что ее встраивание в тариф приведет к скачку платы граждан за жилищно-коммунальные услуги. Плату за НВОС регоператор обязан отдавать в Росприроднадзор, который распределяет ее в три бюджета — 55% в местный бюджет, 40% в региональный и 5% в федеральный. Только один регион «окрашивает» эти средства на мероприятия по возмещению экологичечского ущерба — Татарстан. За 2016-2017 гг. плата за НВОС не взималась, на совещании в марте у Дмитрия Николаевича Козака были приняты решения, предусматривающие семикратное уменьшения ставки платы за НВОС при размещении твердых коммунальных отходов 4 класса опасности — т.е. она будет расти в среднем по 15% в год. А операторы сохранят разницу между планируемой и фактической суммой платы за негативной воздействие, достигнутой в результате осуществления мероприятий по утилизации и обезвреживанию ТКО, и т.д.

Кроме того, раньше УК вывозила мусор по договору с компанией, которая была на упрощенной системе налогообложения, то регоператор должен работать на общей системе с уплатой НДС 18%. Как только утверждается оператор, вывоз мусора из строки по содержанию и текущему ремонту переходит в коммунальную услугу, как за счет, тепло и воду. И расчет будет производиться с человека, а не квадратных метров. Также остается проблема с контейнерами, которые оператору в настоящее время приходится устанавливать за свой счет, чтобы они были приспособлены для новой коммунальной техники, которую надо оборудовать GPS-датчиками.

— Кто отвечает за «мусорную реформу»?

— К сожалению, у реформы нет одного куратора в правительстве. Это как минимум, два вице-премьера и четыре ведомства. Что касается вывоза мусора — это Минстрой, сортировочные и перерабатывающие станции — это Минпромторг, захоронение и рекультивация мусора — Минприроды и Росприроднадзор. Формирование тарифов — Антимонопольная служба. Хотелось бы, чтобы при формировании нового правительства, распределение полномочий легло таким образом, чтобы у мусорной реформы был один куратор из вице-премьеров и появился закон об экологической открытости.

Мы хотим, чтобы в результате реформы мусор не выбрасывался бесконтрольно, а большая часть его сортировалась и перерабатывалась, лишь меньшая часть уходить в захоронение. Отработавшие свою мощность полигоны нужно закрыть, рекультивировать, находить места для новых. Сортировка должна начинаться с каждого подъезда, и для этого должно быть экологическое просвещение.

https://newizv.ru/interview/16-04-2018/aleksandr-sidyakin-s-musorom-u-nas-vse-poluchitsya